Когда то в ссср собирали эти авто


Иномарки в СССР: миф или реальность?

03.08.2016 | 94925 просмотров

Он мне не друг и не родственник, Он мне — заклятый враг, Очкастый частный собственник В зеленых, серых, белых Жигулях!

(В. Высоцкий)

Легковые автомобили в СССР были признаком принадлежности к высшему классу. Иномарки — тем более. Долгое время промышленность делала ставку на грузовики. Для строительства коммунизма страна нуждалась в тяжелой технике, а не в бессмысленных легковушках — прихоти эгоистов. Легковой автопром в Советском Союзе развивали по остаточному принципу. Тем не менее этапы становления всей отрасли условно можно разделить на три вехи: от революции до Великой Отечественной, послевоенное время до начала 70-х и, наконец, этап после, когда в эксплуатацию ввели автомобильный завод в Тольятти.

Легковые автомобили в СССР были признаком принадлежности к высшему классу.

Несмотря на ценность, редкость и сложность покупки личного легкового автомобиля — легковушки в Советском Союзе были! Разумеется, сосредотачивались они преимущественно в городах, причем прежде всего в больших и столичных — Москве, Ленинграде, Киеве, Минске… В 80-е трафик в Москве стал относительно плотным. И периодически поток исконно отечественных машин разбавляли диковинные иномарки. Да-да, вопреки сложившемуся мнению они встречались на дорогах больших городов страны. Больше того: единичные представители иностранного автопрома мелькали на улицах Советской России чуть ли не с первого дня революции.

От революции до Великой Отечественной

А я купил и очень рад, и размечтался об автомобиле. … Любые расстояния стали близки, а километры стали коротенькими. Сутки удвоены!

(В. Маяковский)

Об экспроприированном у монархов Rolls-Royce Ленина знают многие, но начиная с 20-х годов XX века начали появляться и другие примеры. Нередко автомобили иностранных брендов из заграничных поездок завозили поэты, артисты и прочие творческие натуры.

По неподтвержденным данным, первым иномарочником в СССР был Владимир Маяковский, который в конце 20-х годов привез из Парижа Renault. В 1931-м у оперной певицы Антонины Неждановой появился двухдверный Ford-A. Любовь Орлова передвигалась на открытом Packard-120, а балерина Большого театра Ольга Лепешинская — в кабриолете Ford-V8. Список можно продолжать еще долго. Впрочем, отделить правду от слухов сегодня уже невозможно: что было на самом деле, а что стало предметом фантазий и вымысла, доподлинно неизвестно.

Интерес Владимира Маяковского к прогрессу позволил запечатлеть его Renault вместе с возлюбленной Лилей Брик. Как пишут в первоисточниках — по пути в Ленинград в 1928 году. Обратите внимание, асфальта тогда еще не было

В отличие от Маяковского, фото конкретного автомобиля Антонины Неждановой нет. Мы даже не знаем, какая модификация двухдверки Ford A была у нее — с мягким откидным верхом или с жесткой крышей

У известной артистки Орловой был приблизительно такой Packard-120…

А у балерины Большого театра Ольги Лепешинской — кабриолет Ford-V8

Иномарки в послевоенном СССР

Война сильно разнообразила парк моделей. Красная Армия получила огромное количество иностранной военной техники от союзников в рамках лендлиза, а на завершающем этапе самой кровопролитной войны в СССР повалили трофеи. Причем немецкий автопром порадовал не только частных лиц, но и дал толчок всей отрасли Советского Союза. Opel тех лет фактически послужил пусковым механизмом очередного этапа развития для «Москвича», а мотоцикл «Урал» был фактически копией BMW R-71… Хотя технологии немцев в ту пору были уже устаревшими. В военное время как-то не до развития легковой автомобильной промышленности. Зато после… Прорыв случился в 50-х, пока советское производство копировало вчерашние инженерные решения. Впрочем, даже они были в новинку для разоренной войной страны.

Чистокровные трофеи, разумеется, доставались преимущественно высоким чинам и людям со званием — артистам, военным, штабным начальникам. Кому и какие — точно не известно. Проверенной информации подобного рода нет даже о самых известных полководцах Великой Отечественной, не говоря уже о малоизвестных руководителях средней руки. При этом простого солдата из никому не известной деревни, доставшего заурядный мотоцикл, вполне могли затаскать…

Кто ездил на иномарках?

По слухам, Леонид Ильич Брежнев любил прохватить за рулем иномарок

В 60-е годы основной парк иномарок в СССР был приписан к посольствам. Зарубежные автомобили часто носили дипломатические номера. Часть иностранных машин закреплялись за центральным аппаратом КПСС. Известно, что высокопоставленные гости и делегации нередко дарили Брежневу прогрессивные модели тех лет. Другая, самая малозначительная доля иномарок ездила по Москве с обычными номерами, чаще всего иностранными. Такие не могли просто так выехать за 101-й километр от Москвы.

Кадр слева доказывает, что иномарки в Москве не были чем-то нереальным. На одном фото у здания ТАСС их сразу две: Mercedes-Benz S-class и Volvo

С 70-х годов прошлого века в СССР заметно возросла доля иномарок, находящихся в руках актеров, режиссеров и прочих знаменитостей той эпохи. Причем уже на советских номерах. Одним из первых, кто сменил несколько иномарок за жизнь, стал Владимир Высоцкий. Уже в 80-е таких людей было заметно больше. Много иностранных автомобилей Москва увидела в период летней Олимпиады-80.

Владимир Высоцкий меньше чем за 10 лет сменил 5 иномарок. Возможно, их было и больше, но фото- и видеодоказательств этому нет. Кто-то из современников упоминал, что у него был открытый Mercedes-Benz, хотя на пленку попали лишь две другие модели марки — голубой седан Mercedes-Benz S-class W116 и коричневое купе Mercedes-Benz SLC (С107 — закрытый аналог R107). Причем конкретные модификации неизвестны. В интернете пишут, что обе машины были в топовых версиях, хотя на кадрах видно, что, к примеру, S-класс лишен правого наружного зеркала (в те времена опция) и укомплектован штампованными колесными дисками c колпаками. Косвенно это означает, что это вполне мог быть 280SE на «механике», а не особо редкий 450SE с V8. Помимо флагманов с трехлучевой звездой, ранее Высоцкий ездил на Renault 16 и двух BMW 5-й серии (E12).

Я доставал рули, мосты, колеса, Не за глаза красивые, за мзду. Но понял я: не одолеть колосса, Назад — пока машина на ходу!

(В. Высоцкий)

На рубеже 70-х проблемы были даже с ремонтом и обслуживанием отечественных автомобилей, не говоря уже о немногочисленных иномарках. Личное знакомство с механиком воспринималось неимоверной удачей. Обычно иномарки чинили в гараже Управления делами дипломатического корпуса (УПДК). Посольские машины нередко обслуживали в самих посольствах, имевших полноценные СТО. Немногочисленные частники выкручивались сами. Официальных дилеров не было, но редкие сервисы для иномарок существовали.

В одном из своих последних интервью коллега и друг Высоцкого — Иван Дыховичный, тоже ездивший в советскую пору не на одной иномарке (у него были Alfa Romeo, Ferrari Dino и целый ряд других машин), рассказывал о том, как непросто было заполучить и содержать иномарку.

Из воспоминаний Ивана Дыховичного:

«В то время в Москве был комиссионный автомобильный магазин. А я работал в Театре на Таганке. Директор этого магазина ходил на наши спектакли и очень меня любил, чем я в один прекрасный момент и воспользовался. За Альфой я следил достаточно долгое время. Принадлежала она жене посла Аргентины. И, как и многие другие машины иностранного производства, со временем пришла продаваться в комиссионку. Альфу для меня первоначально оценили в магазине по старому «Запорожцу», но трюк не удался, потому что кто-то еще хотел взять ее себе. Пришлось брать ее по цене «Жигулей».

***

«В те времена в Москве жил широко известный в узких кругах автомобильный мастер Саша Никулин. Он делал все трюки в фильме «Берегись автомобиля». Не считался с милицией — никогда не останавливался. В общем, в определенном смысле герой своего времени».

***

«… Я дружил с механиком итальянского посольства. Яркий пример иностранца, которого «погубила» Россия. От красоты наших девушек парень просто сошел с ума. Он хорошо говорил по-русски и был отличным механиком. Мы подружились. У него, кстати, тогда был FIAT 124 Sport. Он помогал мне обслуживать Альфу и как-то раз говорит: «Хочешь, я привезу тебе Ferrari Dino?». Естественно, я согласился. Он привез. Но для того чтобы сдать ее в комиссионный магазин, нужно было попасть на Ferrari в ДТП. Теперь представьте себе такую картину. Семидесятые. Садовое кольцо. Машин мало. И тут выезжает Ferrari и бьется в неповинный грузовик! Его водитель чуть не поседел от неожиданности».

При этом у владельцев заморских автомобилей были и более насущные проблемы. К примеру, отсутствовал высокооктановый бензин. В результате капризные моторы перегревались и детонировали. К середине 70-х для владельцев иномарок в Медведково образовалась специальная контора, которая по предъявлению документа продавала тонну высокосортного бензина с запахом одеколона. Заправка на Кропоткинской — знаменитая колонка, где не было очередей и где заправлялись правительственные автомобили. До ее появления редким частникам приходилось изобретать обходные технологии.

Возможность получить иномарку обычному гражданину

Удивительно, но в советский период иномарки могли иметь и обычные граждане. Такие случаи в истории есть. Хотя в отместку за это на этих людей заводили многотомные дела в МВД, пусть и не сразу. Один из немногочисленных примеров — Александр Вершинский. Будучи представителем интеллигенции, ученым-океанологом, он не мог встать в очередь за новым советским автомобилем. Единственной возможностью обзавестись личным транспортом была очередь за списанной техникой — автомобилем такси, служебной машиной автохозяйств и министерств, стоящих на площадке в Южном порту, без салона, фар, стекол. Словом, металлолом с документами. При этом очередь за ними все равно была длинная — многолетняя, когда же наступала развязка, на руки выдавалась открытка. Действовала она 3-5 дней, в течение которых можно было выбирать из предложенного ассортимента разоренных машин. Не успел и не выбрал? Еще пара лет ожидания…

Иногда рядом с потрепанными «Москвичами» и «Волгами» стояли космические аппараты УПДК — иномарки! Причем купить их все равно было непросто — приходилось доставать специальное разрешение, иметь связи, блат, деньги… Самые лучшие машины уходили со свистом, а вот людей при деньгах и связях, желающих купить поношенный хлам иностранного производства, было ничтожно мало! Кому нужен гнилой Datsun без фар и с порванным салоном, Chevrolet Bel Air со стучащим двигателем (1970) или растрепанный Volvo… Именно такие, «убитые» иномарки попадали в руки к энтузиастам. При этом все они стоили не меньше новых «Жигулей» (5000-6000 рублей), а каждая покупка была риском и стимулом к изобретению альтернативных технологий ремонта и производства запчастей. Проблемы начинались с первого дня. Ремонт шел обычными зимними вечерами. Результат проявлялся через год-полтора. Отремонтировав машину, ее можно было сдать в комиссионный магазин, назначив любую цену. Долго она не стояла, ибо спрос был. Дворовые алкоголики, прежде удивлявшиеся покупке с комментарием «Лучше бы нового «Жигуля» взял!», глядя на восстановленную иномарку садились писать донос…

Александр Вершинский — ученый-океанолог, который в частном порядке добывал разбитые иномарки и восстанавливал их своими силами, используя доступные подручные материалы, знакомства и умелые руки. В числе его машин были Chevrolet Bel Air, Dodge Dart, Volvo 144, Porsche 914, Datsun Laurel…

Какие иномарки встречались в СССР?

И громоздкие, как танки, «Форды», «Линкольны», «Селены», Элегантные «Мустанги», «Мерседесы», «Ситроены».

(В. Высоцкий)

Начиная со второй половины XX века на дорогах Москвы и других больших городов Советского Союза стали появляться разные иномарки. Тогда мало кто мог отличить одну модель от другой. Многие путались в брендах. Условно говоря, в те времена запросто можно было сварить две половины разных иностранных автомобилей и выдать их за третий. Марка была неважна, главное — ИНОмарка. Поэтому между Ниссаном, Мерседесом и Шевроле ставился знак равенства. Относительно заурядные Опели на равных воспринимались с эксклюзивным Rolls-Royce.

В этом фото вся необычность иномарки в СССР

Как начался первый массовый импорт?

К началу перестройки, в 1985-м, в СССР начался первый массовый импорт иностранных автомобилей с пробегом. Ввозили и новые, но под конкретный заказ и очень редко. Поставщиками подержанных автомобилей в основном были страны бывшего соцлагеря, скрепленного Варшавским договором. Самый желанной машиной оттуда считалась Skoda. Югославская Zastava, «Трабанты» из ГДР котировались заметно ниже… Реже импортировали праворульных «японцев». Обычно их привозили в Россию моряки, в то время как европейские автомобили с западного направления первое время ввозились военными, перебрасываемыми в Россию после разрушения Берлинской стены. Ближе к 90-м годам в Россию повалил вал западно-европейских марок: потрепанные Мерседесы и БМВ, народные, но космические для советского гражданина Форды и Фольксвагены… Ввозилось все. Доезжало не все… Часть автомобилей по пути отбирали бандиты. При этом автомобильный рынок страны был настолько пустым, что даже с падением железного занавеса новые «Жигули» по-прежнему воспринимались желанной машиной.

На другом конце необъятной России ситуация была похожей, но не аналогичной. Из Японии на Дальний Восток морем ввозили праворульную технику. В отличие от европейского направления, этот маршрут был куда безопаснее. В море бандитских налетов фактически не было…

К началу XXI века Западная и Восточная части России насытились иномарками. Исконно отечественный автопром нещадно терял долю рынка. Любопытно, что первый импорт сформировал культуру местного населения. Теперь уже последующие поколения рассказывают друг другу о преимуществах леворульных «европейцев» и «японцев» с правым рулем. Их же деды не могли даже мечтать о личной машине иностранного производства, не важно, с каким рулем… Да, иномарки в СССР были, но для большинства они являлись заоблачной мечтой.

Запретный класс (Или первые иномарки в СССР) — DRIVE2

Появление иномарки на московских улицах всегда вызывало некоторый ажиотаж – машину непременно обступала толпа любопытных, норовящих заглянуть в салон, кто-то даже фотографировал диковинные для Советского Союза авто и собирал целые коллекции таких снимков. К посольствам капиталистических государств ходили как в музеи…Первые шаги

Иностранцы, приехавшие в СССР, поначалу удивлялись такой реакции на свои транспортные средства, но потом перестали, а вот советские иномарочники относились к этому нормально. Правда, деятелей культуры и искусства подобное отношение несколько коробило: не каждой знаменитости понравится интерес к своей машине больший, чем к собственной заслуженной персоне. Но зато именно знаменитости, в отличие от подпольных миллионеров и «цеховиков», могли открыто демонстрировать свое автомобильное богатство. Они же имели возможность самостоятельно выбирать марку и модель машины, а не получать по разнарядке сверху то, что было в распределителе.Как правило, иномарки покупали артисты во время зарубежных поездок и гастролей на честно заработанную валюту, потом полностью оплачивали таможенные пошлины или получали разрешение в Министерстве культуры и ставили машину на учет.Считается, что самым первым иномарочником в СССР стал Владимир Маяковский, который в конце 20-х годов «из Парижа привез Рено, а не духи и не галстук». В ответ на сплетни и слухи завистников ему даже пришлось написать об этом небольшое стихотворение.А вот оперной певице Антонине Неждановой за привезенный из Америки в 1931 году закрытый двухдверный Ford-A оправдываться не пришлось: к тому времени машина уже стала неотъемлемой реалией богемной жизни Советского Союза.

С началом выпуска советских легковых машин их стали официально дарить артистам, но некоторым позволяли иметь и иномарки. Так, звезда экрана, любимица партийной верхушки Любовь Орлова пользовалась двухдверным родстером Packard-120, а балерина Большого театра Ольга Лепешинская – кабриолетом Ford-V8.

После войны деятели культуры стали получать и трофейные немецкие машины. Автор музыки популярнейших песен «Темная ночь» и «Спят курганы темные» композитор Никита Богословский приобрел по спецразрешению от зампреда Совнаркома Молотова сначала кабриолет Steyr, потом малолитражку Opel Olimpia, которую сменил на MercedesBenz. Его коллега Матвей Блантер – автор «Катюши» – также после войны ездил на автомобиле марки Steyr. Кинодокументалист Роман Кармен получил в 1945 году в Берлине подарок от генерала армии Батова – двухместный кабриолет Mercedes-Benz 230. Но трофейная эйфория продолжалась недолго: с выпуском первых послевоенных «Побед» и ЗИМов немецкие авто потеряли привлекательность.Иномарки восстановили свои позиции только к началу 50-х, когда мировой автопром окончательно отошел от последствий войны и смог представить такие модели, по сравнению с которыми изделия советской индустрии выглядели очень бледно. Вот тогда-то владение автомобилем иностранного производства стало настоящим шиком. А наиболее престижно было ездить на иномарке с наемным шофером.Именно так пользовалась машиной знаменитая балерина Галина Уланова. Сначала у артистки числился в собственности Mercury Monterey 1958 года серебристого цвета с темновишневым салоном. Естественно, что она сама не сидела за рулем, а нанимала для этого персонального водителя, которому по трудовому договору платила 1200 рублей в месяц. Говорят, автомобиль балерины всегда был чистым, ухоженным – он прослужил ей более десяти лет, пока в конце 60-х годов Уланова не продала его, купив себе во Франции Citroen ID-21. «Француз» для Советского Союза был настоящей диковинкой – ни на одной отечественной машине не стояло гидропневматической подвески с регулировкой дорожного просвета. В свое время ходили слухи, что автомобиль советской балерине презентовал модельер Пьер Карден, но подтверждений этой версии пока не нашлось.С наемным шофером ездил и оперный тенор Сергей Лемешев – в его собственности находился скромный Plymouth Savoy 1959 модельного года, а его вечный соперник по сцене Иван Козловский личного автомобиля не имел, предпочитая вызывать себе такси. Совсем нескромный и по-кавказски роскошный Imperial Le Baron 1963 года купил в 1971 году композитор Арно Бабаджанян. Подержанного «американца» автор суперпопулярных хитов «Королева красоты», «Свадьба» и «Чертово колесо» приобрел через Управление делами дипломатического корпуса – до этого автомобилем пользовался чрезвычайный и полномочный посол Японии в СССР. Артисты покупали подержанные автомобили и во время зарубежных гастролей, чему способствовало снижение в конце 70-х годов таможенных пошлин на ввоз в СССР автомобилей иностранного производства. Многие воспользовались подобной ситуацией: так, Нонна Мордюкова в 1980 году привезла в Москву купе Lincoln Continental. Автомобиль у народной артистки СССР был почти как новый – всего шести лет, но Мордюкова проездила на нем только два года. Lincoln стал часто ломаться и в итоге был продан.От вероятного противникаАмериканские авто были у советских артистов в наибольшем фаворе, видимо, из-за казавшихся фантастическими характеристик и внешнего шика.

Артист цирка и основатель жанра джигитовки Юрий Мерденов пользовался седаном Oldsmobile 88 1973 года.

На подержанном Buick Electra 225 Custom 1974 года разъезжал певец и композитор Александр Градский, купивший это авто в 1981 году.В нью-йоркском дилерском центре Chevrolet приобрел себе белый спортивный Corvette Stingray 1979 модельного года главный дирижер Большого театра Альгис Жюрайтис. То был, пожалуй, самый экзотичный автомобиль среди всех московских иномарок.

Впрочем, заграничной экзотикой на колесах пользовались не только артисты, которым было позволено вести богемный образ жизни, но и те, кому по роду занятий требовалось ездить на чем-то поскромнее. Так, член КПСС и советский писатель Лев Гинзбург, разоблачавший в своих произведениях фашистов и неонацистов, пользовался совершенно фантастическим Porsche Targa 1968 года выпуска.

Еще один Porsche – модели 911S 1968 года – находился у журналиста-международника Виктора Луи, имевшего самую большую в Союзе коллекцию иномарок, насчитывавшую около десяти единиц! В разное время у Луи перебывали несколько Mercedes-Benz и Volvo, упомянутый Porsche 911, Ford Mustang, Land Rover, Oldsmobile и даже хипповый кемпер на шасси VW Transporter.

Еще одним большим поклонником иномарок являлся друг Виктора Луи советский писатель Федор Шахмагонов. Труженик пера, написавший сценарий к фильму «Судьба человека», начал с приобретения в 1962 году нового седана Buick Le Sabre. Потом его сменило подержанное, но более стильное и скоростное купе Oldsmobile 88 Cutlass 1970 года, которым Федор Федорович пользовался всего пару лет.После у Шахмагонова появился длиннющий лимузин Cadillac Fleetwood 75, до этого возивший посла США Стессела.

Несколько иномарок сменил Владимир Высоцкий, причем одну из них – Renault-16 – ему подарила жена Марина Влади. Потом были два BMW 2500 и два Mercedes-Benz моделей 380 и 450. Опальному, но в то же время любимому артисту позволялось ездить на шикарных иномарках, хотя не раз его критиковали за эту страсть.Издалека долго…Далеко не все артисты пользовались такой свободой. Те, кто символизировал советский образ жизни, не могли приобрести автомобиль иностранного производства. Это было бы идеологически неправильно.

Так, например, запретили иметь иномарку Людмиле Зыкиной, хотя она очень хотела не отставать от коллег. Однажды знаменитый скрипач Леонид Коган прокатил Людмилу Георгиевну на своем новеньком Peugeot, и певица загорелась купить себе такой же. Чтобы избавиться от таможенной пошлины, Зыкина обратилась к министру культуры Екатерине Фурцевой за разрешением, но та ответила отказом, сказав, что советская певица должна ездить на советской машине, а на Peugeot пусть разъезжают девицы легкого поведения. И лучшая исполнительница песни «Течет Волга» всю свою жизнь проездила за рулем «Волги»/

Продолжение Часть 2 — www.drive2.ru/b/930144/

Page 2

Появление иномарки на московских улицах всегда вызывало некоторый ажиотаж – машину непременно обступала толпа любопытных, норовящих заглянуть в салон, кто-то даже фотографировал диковинные для Советского Союза авто и собирал целые коллекции таких снимков. К посольствам капиталистических государств ходили как в музеи…Первые шаги

Иностранцы, приехавшие в СССР, поначалу удивлялись такой реакции на свои транспортные средства, но потом перестали, а вот советские иномарочники относились к этому нормально. Правда, деятелей культуры и искусства подобное отношение несколько коробило: не каждой знаменитости понравится интерес к своей машине больший, чем к собственной заслуженной персоне. Но зато именно знаменитости, в отличие от подпольных миллионеров и «цеховиков», могли открыто демонстрировать свое автомобильное богатство. Они же имели возможность самостоятельно выбирать марку и модель машины, а не получать по разнарядке сверху то, что было в распределителе.Как правило, иномарки покупали артисты во время зарубежных поездок и гастролей на честно заработанную валюту, потом полностью оплачивали таможенные пошлины или получали разрешение в Министерстве культуры и ставили машину на учет.Считается, что самым первым иномарочником в СССР стал Владимир Маяковский, который в конце 20-х годов «из Парижа привез Рено, а не духи и не галстук». В ответ на сплетни и слухи завистников ему даже пришлось написать об этом небольшое стихотворение.А вот оперной певице Антонине Неждановой за привезенный из Америки в 1931 году закрытый двухдверный Ford-A оправдываться не пришлось: к тому времени машина уже стала неотъемлемой реалией богемной жизни Советского Союза.

С началом выпуска советских легковых машин их стали официально дарить артистам, но некоторым позволяли иметь и иномарки. Так, звезда экрана, любимица партийной верхушки Любовь Орлова пользовалась двухдверным родстером Packard-120, а балерина Большого театра Ольга Лепешинская – кабриолетом Ford-V8.

После войны деятели культуры стали получать и трофейные немецкие машины. Автор музыки популярнейших песен «Темная ночь» и «Спят курганы темные» композитор Никита Богословский приобрел по спецразрешению от зампреда Совнаркома Молотова сначала кабриолет Steyr, потом малолитражку Opel Olimpia, которую сменил на MercedesBenz. Его коллега Матвей Блантер – автор «Катюши» – также после войны ездил на автомобиле марки Steyr. Кинодокументалист Роман Кармен получил в 1945 году в Берлине подарок от генерала армии Батова – двухместный кабриолет Mercedes-Benz 230. Но трофейная эйфория продолжалась недолго: с выпуском первых послевоенных «Побед» и ЗИМов немецкие авто потеряли привлекательность.Иномарки восстановили свои позиции только к началу 50-х, когда мировой автопром окончательно отошел от последствий войны и смог представить такие модели, по сравнению с которыми изделия советской индустрии выглядели очень бледно. Вот тогда-то владение автомобилем иностранного производства стало настоящим шиком. А наиболее престижно было ездить на иномарке с наемным шофером.Именно так пользовалась машиной знаменитая балерина Галина Уланова. Сначала у артистки числился в собственности Mercury Monterey 1958 года серебристого цвета с темновишневым салоном. Естественно, что она сама не сидела за рулем, а нанимала для этого персонального водителя, которому по трудовому договору платила 1200 рублей в месяц. Говорят, автомобиль балерины всегда был чистым, ухоженным – он прослужил ей более десяти лет, пока в конце 60-х годов Уланова не продала его, купив себе во Франции Citroen ID-21. «Француз» для Советского Союза был настоящей диковинкой – ни на одной отечественной машине не стояло гидропневматической подвески с регулировкой дорожного просвета. В свое время ходили слухи, что автомобиль советской балерине презентовал модельер Пьер Карден, но подтверждений этой версии пока не нашлось.С наемным шофером ездил и оперный тенор Сергей Лемешев – в его собственности находился скромный Plymouth Savoy 1959 модельного года, а его вечный соперник по сцене Иван Козловский личного автомобиля не имел, предпочитая вызывать себе такси. Совсем нескромный и по-кавказски роскошный Imperial Le Baron 1963 года купил в 1971 году композитор Арно Бабаджанян. Подержанного «американца» автор суперпопулярных хитов «Королева красоты», «Свадьба» и «Чертово колесо» приобрел через Управление делами дипломатического корпуса – до этого автомобилем пользовался чрезвычайный и полномочный посол Японии в СССР. Артисты покупали подержанные автомобили и во время зарубежных гастролей, чему способствовало снижение в конце 70-х годов таможенных пошлин на ввоз в СССР автомобилей иностранного производства. Многие воспользовались подобной ситуацией: так, Нонна Мордюкова в 1980 году привезла в Москву купе Lincoln Continental. Автомобиль у народной артистки СССР был почти как новый – всего шести лет, но Мордюкова проездила на нем только два года. Lincoln стал часто ломаться и в итоге был продан.От вероятного противникаАмериканские авто были у советских артистов в наибольшем фаворе, видимо, из-за казавшихся фантастическими характеристик и внешнего шика.

Артист цирка и основатель жанра джигитовки Юрий Мерденов пользовался седаном Oldsmobile 88 1973 года.

На подержанном Buick Electra 225 Custom 1974 года разъезжал певец и композитор Александр Градский, купивший это авто в 1981 году.В нью-йоркском дилерском центре Chevrolet приобрел себе белый спортивный Corvette Stingray 1979 модельного года главный дирижер Большого театра Альгис Жюрайтис. То был, пожалуй, самый экзотичный автомобиль среди всех московских иномарок.

Впрочем, заграничной экзотикой на колесах пользовались не только артисты, которым было позволено вести богемный образ жизни, но и те, кому по роду занятий требовалось ездить на чем-то поскромнее. Так, член КПСС и советский писатель Лев Гинзбург, разоблачавший в своих произведениях фашистов и неонацистов, пользовался совершенно фантастическим Porsche Targa 1968 года выпуска.

Еще один Porsche – модели 911S 1968 года – находился у журналиста-международника Виктора Луи, имевшего самую большую в Союзе коллекцию иномарок, насчитывавшую около десяти единиц! В разное время у Луи перебывали несколько Mercedes-Benz и Volvo, упомянутый Porsche 911, Ford Mustang, Land Rover, Oldsmobile и даже хипповый кемпер на шасси VW Transporter.

Еще одним большим поклонником иномарок являлся друг Виктора Луи советский писатель Федор Шахмагонов. Труженик пера, написавший сценарий к фильму «Судьба человека», начал с приобретения в 1962 году нового седана Buick Le Sabre. Потом его сменило подержанное, но более стильное и скоростное купе Oldsmobile 88 Cutlass 1970 года, которым Федор Федорович пользовался всего пару лет.После у Шахмагонова появился длиннющий лимузин Cadillac Fleetwood 75, до этого возивший посла США Стессела.

Несколько иномарок сменил Владимир Высоцкий, причем одну из них – Renault-16 – ему подарила жена Марина Влади. Потом были два BMW 2500 и два Mercedes-Benz моделей 380 и 450. Опальному, но в то же время любимому артисту позволялось ездить на шикарных иномарках, хотя не раз его критиковали за эту страсть.Издалека долго…Далеко не все артисты пользовались такой свободой. Те, кто символизировал советский образ жизни, не могли приобрести автомобиль иностранного производства. Это было бы идеологически неправильно.

Так, например, запретили иметь иномарку Людмиле Зыкиной, хотя она очень хотела не отставать от коллег. Однажды знаменитый скрипач Леонид Коган прокатил Людмилу Георгиевну на своем новеньком Peugeot, и певица загорелась купить себе такой же. Чтобы избавиться от таможенной пошлины, Зыкина обратилась к министру культуры Екатерине Фурцевой за разрешением, но та ответила отказом, сказав, что советская певица должна ездить на советской машине, а на Peugeot пусть разъезжают девицы легкого поведения. И лучшая исполнительница песни «Течет Волга» всю свою жизнь проездила за рулем «Волги»/

Продолжение Часть 2 — www.drive2.ru/b/930144/

Какие иномарки могли легально «доставать» советские водители

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Wartburg 353 – немецкий автомобиль который можно было встретить в СССР. | Фото: classics.honestjohn.co.uk.

Для большинства граждан СССР личная машина была заветной мечтой. Даже скопив необходимую сумму, получить автомобиль было непросто, а об иномарках стоило и вовсе забыть. Легально достать автомобиль «оттуда» могли только известные артисты, космонавты и партийные чиновники. Лишь в 1980-х годах иномарки стали доступны всем. Что это были за машины – далее в обзоре.

Tatra 613 во время испытаний в СССР. | Фото: auto.mail.ru.

Из всех легковых автомобилей, выпускавшихся в Восточной Европе, советские водители больше всего любили чешские «Татры». Это были машины представительского класса, доступные «для избранных».

Чешские представительские автомобили Tatra 613 и Tatra 603. | Фото: flickriver.com.

В 1970-х-80-х годах в СССР в небольшом количестве поставлялась модель Tatra 613. Tatra 613 получила мощный 3,5-литровый двигатель V8, установленный в задней части. Благодаря ему машина могла разгоняться до 190 км/ч.Машина не выставлялась в открытую продажу, но ее можно было купить подержанной «с рук». Правда, позволить себе такую сделку могли далеко не все. В СССР Tatra 613 стоила как две «Волги».

Чехословацкий фургон Skoda 1201 завозился в СССР с 1957 по 1968 гг. | Фото: auto.mail.ru.

В СССР хорошо знали чешские грузовики и автобусы Skoda, но легковушки этой марки встречались нечасто. Единственная модель, массово попавшая в СССР – это универсалы серии 1201/1202. Около 15 000 этих машин попало в СССР, где они служили в качестве машин скорой помощи, а также как грузовые фургоны. Автомобиль оснащался 47-сильным двигателем и перевозил до 650 килограмм груза.

Отреставрированный чешский универсал Skoda 1201. | Фото: avto-nomer.ru.

После списания со службы в автопарках, эти «Шкоды» нередко доставались водителям и автослесарям. Из кузова удалялось медицинское оборудование, и таким образом получался удобный автомобиль по размерам чуть меньше «Волги».

Югославская версия Fiat 600 Застава 750 выпускалась с 1955 по 1985 год. | Фото: drive2.ru.

Уже полтора века сербское предприятие «Застава» выпускает оружие. Когда же в социалистической Югославии решили собирать автомобили, то пал выбор именно на этот завод. В 1955 году с конвейера сошла первая модель, копия Fiat 600. Машина получила собственное имя Застава-750, но ее конструкция относительно прототипа существенно не изменилась. Здесь стоял все тот же скромный двигатель мощностью до 25 л.с., благодаря которому можно было достичь «максималки» в 100 км/ч.

Трехдверный автомобиль Застава 750 и сейчас нередко встречается на Балканах. | Фото: carthrottle.com.

Крохотный автомобиль выпускался до 1985 года и разошелся почти миллионным тиражом, став настоящим «народным авто» в Югославии. В СССР машина попадала вместе с командировочными, которые могли себе ее позволить.

Народный ГДР Trabant выпускался с 1957 по 1991 год. | Фото: trabantpraguetour.cz.

В Германии этот автомобиль стал настоящим символом эпохи, узнаемым с первого взгляда. Trabant («Спутник») выпускался с 1957 по 1991 год.

Простейший салон народного автомобиля ГДР. | Фото: drive2.ru.

Двухтактный двигатель воздушного охлаждения мощностью до 26 л.с. устанавливался на стальную раму, на которую крепились наружные кузовные панели, сделанные из пластика. За «высокие» характеристики и скромные габариты немцы называли Trabant четырехместным мотоциклом с общим шлемом. За все время было выпущено около 3 миллионов Trabant, многие из которых продавались как в республиках Восточного блока, так и в капстранах.

Wartburg - восточногерманский «Запорожец». | Фото: bg.autodata24.com.

Еще одним автомобилем-долгожителем из ГДР стал Wartburg 353. Модель выпускалась с 1966 года и вплоть до развала Берлинской стены. Автомобиль оснащался двухтактным 3-цилиндровым двигателем мощностью до 57 л.с. объемом 1,0 литр.

Wartburg с кузовом универсал. | Фото: classics.honestjohn.co.uk.

На протяжении многих лет производства машина постоянно модернизировалась, а в 1988 году появилась новая версия, с 4-тактным мотором объемом 1,3 литра. Немало автомобилей Wartburg попало в СССР в конце 1980-х годов, когда возвращались на Родину советские офицеры.

Польский фургон Nysa 522. | Фото: drive2.ru.

В конце 1950-х годов в польском городе Ныса открылся новый автозавод. На нем собирали фургоны, разработанные на базе советской «Победы». А в 1968 году появилась самая популярная модель Nysa 521.

Польский фургон Nysa. | Фото: retroobzor.blogspot.com.

Машина получила очень узнаваемую смешную внешность, но зато прочный кузов и надежные агрегаты. Фургоны Nysa выпускались до 1994 года и массово продавались в соцстраны по всему миру. Некоторые из них до сих пор на ходу.

Польские микроавтобусы Zuk до сих пор встречаются на дорогах. | Фото: nysadowynajecia.samochody-weselne.pl.

Еще один микроавтобус родом из социалистической Польши – Zuk. Машина серийно выпускалась в Люблине на фабрике FSC с 1959 года. Первое поколение Zuk получило агрегаты и двигатель от советской «Победы», а в дальнейшем устанавливался 70-сильный польский двигатель S21.

Микроавтобус FSO Zuk A 07. | Фото: drive2.ru.

Первый опытный экземпляр автомобиля был окрашен в темно-светлые тона, по ребрам кузова. Один из конструкторов высказался, что машина похожа на колорадского жука, и это имя стало официальным. Также прижилось другое прозвище, «грустный», за форму передней части кузова.С небольшими изменениями Zuk выпускался до 1998 года, и немало экземпляров попало в СССР.

Lada Nova Spezial – псевдоспортивная версия «Жигуля» для Германии. | Фото: 4kolesa.mirtesen.ru.

В Советском Союзе «Жигули» считались довольно престижным автомобилем. Машины из Тольятти котировались намного выше, чем «Запорожцы» и «Москвичи». Но особый интерес у отечественных автолюбителей вызывали экспортные модели.

Lada Signet – экспортный вариант ВАЗ-2104 для Канады. | Фото: 4kolesa.mirtesen.ru.

Это были машины, собранные для продажи за границей. От большинства автомобилей они отличались оформлением отдельных деталей, дополнительной оптикой, новыми приборами, шумоизоляцией, улучшенной подвеской.Экспортные «Лады» попадали в Союз чаще всего из стран Восточного блока, хотя в СССР порой возвращались даже праворульные экземпляры из Великобритании.

Даже в крупных советских городах иномарки встречались очень редко. Но некоторым автолюбителям удавалось ездить на Rolls-Royce, Mercedes-Benz и BMW . Среди них был и любимец миллионов Владимир Высоцкий.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Покупка автомобиля в СССР: как это было — Сообщество «Взгляд в Прошлое» на DRIVE2

В послевоенные годы собственный (как тогда говорили – частный) автомобиль на 1/6 суши был не только роскошью, но и настоящим исключением из правил. Дело не только в том, что машины были достаточно дорогими относительно доходов граждан. Просто отдать 9000 рублей за «четырехсотый» или 16 000 рублей за «Победу» (цены 1948 года) решались лишь отдельные (и лучшие) жители СССР. Ведь автомобиль в то время не был массовым средством передвижения – а, скорее, этаким техногаджетом – игрушкой для передовиков производства и ударников коммунистического труда. Не способствовала массовости и сама конструкция машин того времени, требовавших постоянного и трудоёмкого обслуживания. К примеру, у популярного в шестидесятые годы «Москвича-407» число точек смазки достигало 52 (!), а периодичность некоторых регламентных работ составляла… 1000 км.

Обрусевший Fiat-124, ставший «Жигулями», совершил настоящий переворот в советском легковом автомобилестроении. Высокая производственная мощность завода-гиганта в кратчайшие сроки позволила успешно решить социальную проблему – личный автомобиль стал действительно средством передвижения широких народных масс. Причем «Жигули» практически не требовали постоянного техосмотра и были рассчитаны на плановое обслуживание на СТО.

Маховик спроса на «автомашину с магнитофоном» быстро раскрутился и стоившие пять с половиной тысяч рублей тольяттинские автомобили первой модели раскупались как горячие пирожки. Вследствие этого тут же возникли многолетние очереди, в которых приходилось стоять всем. Или – почти всем: за так называемые «чеки» (инвалютные рубли) машину в СССР можно было приобрести практически сразу. Но, разумеется, подобные деньги водились только у избранных – например, тех, кто приехал из длительной загранкомандировки. Впрочем, подождать вожделенный талончик несколько месяцев приходилось и этим счастливчикам.

Поскольку в «благополучно-застойные» семидесятые годы многие советские граждане смогли за несколько лет без особых ухищрений накопить на вожделенные «Жигули», в очередях приходилось стоять по 5-7 лет. При этом цены на автомобили впервые существенно повысили в 1979 году – до 7000-9000 рублей за популярные модели «Жигулей».

Однако спрос по-прежнему заметно превышал предложение, что приводило к деформациям вторичного рынка. Автомобили в СССР эксплуатировались «до победного», а стоимость видавших виды «Жигулей» на рынке всегда превышала (!) цену такой же машины в магазине, но новой. Абсурд, казалось бы? Но просто так взять и купить новую машину было невозможно, что и объясняло подобные вывихи рынка.

Впрочем, в начале восьмидесятых годов в силу не самого высокого спроса в относительно свободном доступе в некоторых регионах СССР в продаже появились отдельные не слишком популярные модели – например, АЗЛК-2140, «Запорожец» или «Нива». А в конце восьмидесятых рынок подержанных автомобилей получил приток «снаружи»: на Дальний Восток началось нашествие праворульных японских автомобилей, а граждане отдельных регионов Западной Украины осуществляли довольно массовый реэкспорт потрепанных «Волг» и «Жигулей» из социалистических стран – в первую очередь, Югославии и Чехословакии.

В 1991 году ситуация резко изменилась. Новые автомобили еще кое-где распределялись «по фондам», но цены уже отпустили, и они тут же взмыли почти вдвое еще до юридического распада СССР. Именно поэтому популярные в то время «девятка» и «сорок первый» даже официально стали стоить больше 15 000 рублей. Ну а неофициально…

Уже год спустя, в 1992-м, цены на бывшие советские модели нашли своё вполне конкретное выражение в твёрдой валюте – долларах, а сам автомобиль стал еще большей роскошью, чем при СССР.

Парадокс, но свободно продающиеся на стихийных рынках и в «автосалонах» автомобили отечественного производства, как и подержанные «иномарки», были доступны разве что коммерсантам первой волны. Большинство же рядовых граждан новообразованных республик «донашивало» то, что удалось приобрести в большой стране равных возможностей.

Из личного опыта. В 1983 году отец вернулся из длительной загранкомандировки на Кубу. Это позволило ему приобрести без очереди машину, причем с возможностью выбора модели, цвета и конкретного экземпляра. Правда, желанную «копейку» весной уже сняли с производства, поэтому пришлось покупать чуть более современную модификацию. В итоге в магазине «Автомобили» в Южном порту за 7260 инвалютных рублей он приобрёл желтый ВАЗ-21013.


Смотрите также